Польский След. 2 серия. Документально – Исторический Фильм. StarMedia. Babich-Design


К концу XVIII столетия, после
череды вековых конфликтов, политических интриг и кровавых сражений,
Польша исчезла с карты Европы. Казалось, что европейские державы
– Россия, Пруссия и Австрия – проведя три раздела Речи Посполитой
и присоединив к себе все её земли, решили пресловутый
«польский вопрос». Однако настоящие проблемы с
этого только начинались… 6 ноября 1796 года скончалась русская
императрица Екатерина II. Власть унаследовал
её сын, Павел I. Новый император спешил
показать миру, что выступает против всего,
что было сделанного матерью. Он тут же освободил из заточения
всех польских пленных, включая предводителя антирусского
восстания Тадеуша Костюшко. Император Павел Петрович
достаточно критично относился к внешней политики
своей матушки. Он считал, что Россия ведет
слишком много завоевательных войн, слишком много расширяет
свои пределы и что ей лучше сосредоточиться на
решении своих внутренних проблем. Освобождение Костюшко из заточения
и свободный выезд его из России, безусловно, были шагом очень хорошо
воспринятым в европейском обществе. Но в то же время никаких мер
по восстановлению Польши Павел Петрович не предпринял и, в общем,
предпринимать не собирался. Молодое поколение поляков, жаждало
восстановления Польши. Многие присягали революционной Франции,
надеясь, что с её помощью удасться отвоевать
потерянные земли. Генерал Ян Домбровский предложил
сформировать польский корпус в составе французской армии. Домбровский Ян-Генрик (1755 – 1818),
польский военный деятель. Участник восстания Костюшко. Уехал в Париж, где создал два легиона
из польских эмигрантов, с которыми участвовал в походах французской
армии. Получил чин дивизионного генерала. Переговоры с Домбровским
о создании польских легионов в 1796 году вел
сам Наполеон Бонапарт. В результате поляки-эмигранты
формально были зачислены в армию Ломбардской республики, образованной в ходе итальянского
похода Наполеона. Всего в те годы через польские легионы
в Наполеоновской армии прошло около 35 тысяч поляков. Но воевать под чужими флагами пошли
далеко не все. Многие польские
аристократы в то время находились при дворе иностранных монархов,
которые производили раздел Польши. Поляки становились близкими друзьями
императорских семей. В России таким человеком
был князь Адам Ежи. Чарторыйский Адам Ежи, князь, польский
и российский государственный деятель. В первые годы царствования Александра I
возглавлял русскую внешнюю политику, выступал за воссоединение всех
польских земель под эгидой России. После нападения Наполеона на
Россию предал русского императора. Его мать, княгиня Изабелла Чарторыйская
еще в 1793 отправила Адама вместе с братом Константином в Россию,
подальше от польских волнений. Адама Чарторыйского, действительно,
принимали в лучших домах Санкт-Петербурга, он очень быстро вписался в
это общество, посещал театр. Ему не нравится Санкт-Петербург,
это слишком равнинный город, холодный город для него. Тем не менее, его восприятие
общества скорее теплое, чем дурное. Ему кажется, что он может
принести и этому обществу и своей собственной
стране большую пользу, если останется сотрудничать с
будущим государем Александром. Больше всего Адама потрясла встреча
с великим князем Александром. Будущий император
доверительно заявил, что не одобряет политику своей бабки
Екатерины II в отношении Польши, считает Костюшко героем и
мечтает о возрождении Польши. Из воспоминаний Адама
Чарторыйского: «Сознаюсь, я ушел пораженный, не понимая,
что это – сон или действительность». Супруга Александра – великая
княгиня Елизавета Алексеевна – разделяла взгляды мужа и полагала, что
Павел I должен был подарить полякам свободу В этих оценках она
единодушна с Чарторыйским. Сам князь Адам искренне
влюбился в цесаревну. Неожиданно император Александр помог
Адаму сблизиться со своей женой, видимо, чтобы оправдать
собственную неверность. Так, Адам Чарторыйский стал человеком,
приближенным к великокняжеской чете. В это же время его брат,
Константин Чарторыйский, соблазнил Анну Федоровну – супругу
второго цесаревича Константина Павловича. Словом, молодые поляки при русском
дворе времени зря не теряли. При этом возлюбленной самого Александра
стала полька Мария Антоновна Нарышкина. А в ее сестру, очаровательную
Жаннету Четвертинскую влюбился великий князь
Константин Павлович. Так образовался плотный
польский круг, словно стеной отделивший императорскую
семью от собственных подданных. Неудивительно, что русские
придворные винили поляков в принятии решений,
невыгодных России. В ночь на 11 марта 1801 года Павел I погиб
в результате дворцового переворота. На русский трон взошел Александр. В начале царствования Александра были
огромные русско-польские надежды, связанные, во многом, именно с
влиянием Адама Чарторыйского, самого близкого
друга Александра, которому Александр сам признался, что
он не принимает политику бабушки. Он не принимает разделов Польши, он не принимает вообще покушения на
польскую государственность как таковую, что при нем Польша снова обретет
свою независимость и, возможно, он даже вернет эти земли. Вот такая яркая картинка висела перед
глазами у Адама Чарторыйского. Чарторыйский в одночасье оказался вторым,
после молодого императора, человеком в стране и вошел в так
называемый Негласный комитет – группу ближайших друзей Александра, которая
фактически стала русским правительством. В 1802 году влиятельный поляк получил пост
заместителя министра иностранных дел, а через два года
стал и министром. Казалось, Чарторыйский
мог единолично управлять внешней политикой
Российской империи. Но так только казалось… Хотел он добиться, прежде
всего, восстановления Польши, как независимого государства. При этом его, так сказать, политика не
то чтобы была окончательным разрывом с русскими интересами
в пользу польских. Он как раз был
проводником той линии, что существование независимой
Польши выгодно России, поэтому он стремился
подвести Россию к той мысли, что Россия может восстановить и
должна восстановить Польшу. Но для этого надо было отобрать
у Пруссии Варшаву и Познань, переданные ей после
раздела Польши… И тут обнаружилось, что Александр I вовсе
не так прост, как многие думали…. В 1802 году в он встретился с прусским
королем Фридрихом Вильгельмом III, чтобы прощупать почву будущего
союза против Бонапарта. Конфликт с Пруссией из-за Польши, к которому подталкивал императора Адом
Чарторыйский, не состоялся. Между тем напряжение в
Европе возросло до предела. Великая Французская революция закончилась
приходом к власти Наполеона Бонапарта, который в 1804 году
провозгласил себя императором. За несколько лет он создал из революционных
войск самую боеспособную армию в мире, не жалея для нее
никаких средств. Для Александра Первого Наполеон
был принципиальным противником. Не столько сам лично Наполеон Бонапарт,
сколько олицетворяемая им идея, персонифицированная в нем
идея французской революции. Это было то, с существованием чего
Александр Павлович не мог смириться. Он понимал, что эту
заразу не остановить. Он понимал, что Наполеон это в
принципе человек недоговороспособный. То есть, он нарушит любые договоры, любые
соглашения, которые с ним заключат, если сочтет это выгодным. Поэтому
с ним договариваться нельзя. С Фридрихом-Вильгельмом
Прусским — можно. Потому что он мыслит в тех же категориях,
что и русский государь, он законный монарх, и с ним можно договариваться с учетом
национальных интересов России и Пруссии. Заключив союз с Англией и
Австрией – врагами Наполеона – Россия была втянута в масштабную
войну, охватившую всю Европу. Поначалу казалось, что победа
над Наполеоном предопределена. Русские офицеры, проезжая через
Польшу на театр военных действий, даже принимали от дам
«поручения в Париже». Красивая панна рассуждала: «Если победят русские, мой список лент, кружев, духов и
тканей доставит нынешний кавалер. Если французы, то
духи, ленты и кружева сами придут в Варшаву вместе
с французскими торговцами. Правда, стоить они будут дороже. Зато, говорят, французы –
прекрасно вальсируют». Прозрение наступило
20 ноября 1805 года. У города Аустерлиц объединенная
русско-австрийская армия была разгромлена
войсками Наполеона. Тысячи русских солдат были убиты, а сам
русский император чудом избежал плена. Стало ясно, что противостояние
с Наполеоном затянется. России для борьбы с Францией
понадобились новые союзники и Александр остановил
свой выбор на Пруссии. Осенью 1805 г. Александр
отправился в Берлин. Вместе с королевской четой Пруссии
Александр, словно в рыцарском романе, принес клятву на могиле
Фридриха Великого, обещая не складывать оружия до тех
пор, пока Наполеон не будет повержен. Эта клятва, скреплявшая союз
России и Пруссии, ставила точку в надеждах князя Чарторыйского на
освобождение Варшавы от пруссаков. Всё, что ему оставалось –
это покинуть пост министра. Но даже совместные усилия России и Пруссии
не принесли победы над Бонапартом. В октябре 1806 года во время
сражений при Йене и Ауэрштедте, пруссаки потерпели
сокрушительное поражение, а их страна практически
перестала существовать. Наполеон вступил в Берлин. Французы захватили Варшаву и польские
земли, входившие в состав Пруссии. В декабре 1806 года,
верный своей клятве, принесенной у гроба прусского
короля-полководца Фридриха Великого, русский император Александр
вступил в войну с Францией на стороне
разгромленной Пруссии. В этих условиях польскую карту
решил разыграть Наполеон Бонапарт. Я думаю, что для Наполеона
Польша была пешка на краю доски. Можно было дорастить ее до коня, можно было ее пожертвовать в каких-то
договоренностях с Александром Первым. На тот момент, когда Наполеон возродил
Герцогство Варшавское, он решил, что план создания
французской военной базы далеко на востоке
выгоден, и он это сделал. На момент начала Отечественной
войны 1812 года он получил взамен очень серьезный контингент
польских вооруженных сил. Иными словами, этот
план реализовался. Если бы Наполеон увидел, что
воссоздание польской государственности не дает таких прибылей, он
бы пальцем не пошевелил. В 1806 году Наполеон намекнул
на восстановление Польши: «Франция никогда не
признавала раздела Польши. Если я увижу в польской армии
тридцать – сорок тысяч человек, я объявлю в Варшаве
вашу независимость». В ответ на это обещание, в Польше
начался сбор средств для новой армии. Тысячи юношей вступали в
ряды польских легионов. Жители Варшавы вспоминали: «Восторг
охватил нас, как во времена Костюшко. Мы готовы были жертвовать всем своим
имуществом, чтобы мобилизовать новые полки. Дамы срывали сережки из ушей,
девушки бросали колечки, мыловары привозили
бруски своего товара, люди солидные не без жалости, но с самоотречением клали
кошельки, набитые серебром». Через два месяца
формирование польских войск под руководством Яна
Домбровского было закончено. Польская армия состояла из восьми пехотных
полков, двух полков конных егерей, одной артиллерийской батареи
и отдельных частей добровольцев, вооруженных на свои средства
и по своему усмотрению. Освобожденная от Пруссии
Варшава встречала французов как спасителей. Польша ждала объявления независимости
и создания собственного государства. Графиня Анна Потоцкая
писала: Пылкая молодежь заполняла рестораны,
распевала патриотические песни и под громкие крики пила за здоровье
своих освободителей и братьев. Пока поляков интересовало восстановление
государственности, и захват земель, которые отвоевала к тому
времени у них Россия, Наполеон выглядел отличным
союзником в их глазах. Но не надо забывать о том, что польское
общество сверху донизу католическое, причем в высшей
степени католическое. В наибольшей, наверное, степени
католическое для начала 19 века в Европе. А наполеоновские штыки несут не только
гражданский кодекс Франции, но еще и совершенно густопсовую
версию атеизма. Так что договариваться на этой основе
надолго было бы затруднительно. А вот ситуативно,
тактически – пожалуйста. Поляки радовались напрасно. Наполеон не спешил давать им чётких
гарантий свободы, а своим приближенным говорил:
«Поляки у меня в кулаке! Я разжигаю их воображение, я делаю
с ними все, что вздумается!». Зима 1807 года. Сражения Наполеоновских войск
с русско-прусской армией продолжались на землях
Пруссии и Польши. Солдаты по обе стороны фронта
терпели страшную нужду – голод, нехватку
обмундирования и боеприпасов. Войска еле передвигались и буквально
тонули то в грязи, то в снегу. Среди рядовых наполеоновской
армии назревал бунт – они еще никогда не воевали
в столь тяжелых условиях. «Я так глубоко проваливался
в раскисшую землю, – писал один из участников похода, –
что с трудом мог вытащить оттуда ногу. Мои сапоги остались бы, наверное, в ней, не
решись я нести их в руках и идти босиком». А один из французских
генералов вспоминал: «Нужда, зима, плохая погода вселили в наших
воинов отвращение к этой нищей стране» Холодно солдат французской
армии встречали и крестьяне. На просьбы: «Клиеба», хлеба – польские
жители отвечали: «Ниц нема» – ничего нет… Испугавшись трудностей, почти половина
личного состава наполеоновской армии ударилась в бега. Чтобы избежать мятежа, Наполеон приказал
выплатить военнослужащим денежные надбавки. Были удвоены размеры
вещевого довольствия. Каждому солдату выдали новое
обмундирование и спальный мешок. Кавалеристам полагалась пара новых
сапог, пехотинцам – три пары ботинок. Всего – более
полумиллиона пар обуви. Бонапарт не раз повторял полякам: «Ваша
грязь спасла русских. Надо ждать морозов». Тогда еще никто не знал, что в морозы начнет замерзать не только грязь
под ногами, но и сама армия Наполеона… В январе 1807 года,
на балу в Варшаве, Наполеона познакомили с молодой
графиней Марией Валевской Так начался их бурный роман,
за которым следила вся Польша. Мария была замужем, но
это ничего не меняло. Через пару месяцев выяснилось,
что Валевская беременна. Мария Валевская, урожденная Лашевич,
любовница Наполеона, от которого родила сына, графа
Александра Флориана Валевского, ставшего министром в
правительстве Наполеона III. Держалась в Польше, как
«теневая императрица». Наполеон был рационалистом до
мозга костей и все свои действия, в том числе и романтические
похождения подчинял реализации своих главных государственных и
прочих задач, как диктатора. В этом плане, конечно, он использовал
роман с Марией Валевской как, так сказать, такое средство
воздействия на польское общество. Высокородные польские дамы
не без зависти судачили. «Если бы Валевская чуть больше
сопротивлялась императору французов, то добилась бы для
Польши больших уступок. Любая из нас и красивее, и умнее, и умеет
вселить в мужчин патриотические чувства!» Считается, что Наполеон пообещал своей
польской возлюбленной Марии Валевской, что он вернет
независимость Польше. Вот можно историю изучать по фактам,
можно по красивым легендам. Действительно, у Наполеона была
польская возлюбленная Мария Валевская… Действительно, это была одна из
самых красивых женщин Польши, действительно, ее в качестве будущей
польской фаворитки для Наполеона выбирало чуть не все
польское общество. Но реально, на мой взгляд, если бы
Наполеон хотел что-то подарить Польше, в частности, независимость
и русские территории, он бы сделал ставку на
Юзефа Понятовского. В мае 1807 года Варшава торжественно
отправляла на войну новые легионы. «Молодежь рвалась к оружию, и не
было матери, жены или сестры, которая не дрожала бы за кого-нибудь
из близких», – писал очевидец. Легионами командовал
Юзеф Понятовский, племянник последнего польского
короля Станислава Августа. Понятовский Юзеф Антоний, князь,
маршал Франции. Начал военную службу в 1777 г.
в австрийской армии. Затем перешел на
службу в Польшу. В армии Костюшко
командовал дивизией. После раздела Польши отказался перейти
на русскую службу и отправился в Вену. При Наполеоне стал главнокомандующим
Войском польским. 2 июня 1807 года при городе Фридланде
Наполеон разбил русскую армию. Но война настолько истощила
и самих французов, что появилась срочная
необходимость в перемирии. Через три недели, 25 июня русский и
французский императоры встретились на плоту посередине Немана и
поговорили с глазу на глаз. Оба монарха демонстрировали внешнее
уважение и почтение друг к другу. При обсуждении судьбы Польши
Наполеон даже воскликнул. «Ради Вас, я готов вычеркнуть
слова Польша и поляк не только из политических
договоров, но и из самой истории». Однако на предложение Александра вернуть
часть польских земель Пруссии, ответил: «Друг мой, Вы же
понимаете, что сейчас я не уступлю вам ни клочка
земли герцогства Варшавского». Так был заключен Тильзитский
договор между Россией и Францией. России пришлось дать согласие на
создание Великого герцогства Варшавского из тех польских земель, что
были отторгнуты у Пруссии. Избежать столкновения между Россией
и Францией было невозможно. Обе стороны понимали
это уже в Тильзите. Уже после Тильзита император
Александр Павлович пишет своей любимой сестре
Екатерине Павловне, что да, меня ругают за то, что я подписал
мир с узурпатором, диктатором, но поймите, мы не
можем воевать сейчас. Нам нужно два-три года,
чтобы придти в себя, чтобы подготовиться к
продолжению борьбы. В целом политика Наполеона противоречила
национальным интересам России. точно так же, Наполеон не мог смириться с
тем, что в Европе остается государство, которое ему не подчиняется. Не подчиняется и может потенциально
проводить самостоятельную внешнюю политику. Польша, ожидая восстановления
всей Речи Посполитой, ликовала. И была готова идти новой
войной на Россию. Но ликовать было рано… Из воспоминаний Александра
Христофоровича Бенкендорфа, в тот момент полковника
русской армии: «Поляки поверили, что наступает момент
восстановления их независимости. Наполеон видел в них только авангард,
который он приготовил против России и способ обогатить
своих генералов». Если смотреть замыслы Наполеона,
то целью Наполеона не было вообще воссоздание каких-либо
национальных государств. Целью Наполеона было объединение
всей Европы под своей короной и мечты свои он описал
вполне откровенно. «Я мечтал бы о таком мире, где была бы
власть одного императора французов, армии сводились бы к национальным
гвардиям государей», все было бы такой единое
имперское пространство, основанное на принципах
кодекса Наполеона. То есть, воссоздание Польши противоречило
его интересам идеологическим прежде всего. Захватив герцогство Варшавское, Бонапарт
получил общую границу с Россией, чего Александр I хотел
избежать любой ценой. Однако двигаться дальше,
о чем мечтали поляки, истощенная французская
армия не могла. По легенде, именно тогда Наполеон
пообещал новую войну с Россией и, даже назвал точный срок. «Через пять лет я буду господином мира.
Останется одна Россия. Но я раздавлю ее». В 1809 году Наполеон начал победоносную
войну против Австрийской империи. Часть польских земель, после
раздела перешедших к Австрии, были присоединены к
герцогству Варшавскому. После подписания Тильзитского мира
Россия считалась союзником Франции. Наполеон начинал войну с Австрией
в надежде на помощь Александра. Но русская армия в военных
действиях не участвовала. Тем временем в Польше нарастали
антироссийские настроения. На 1809 год пришелся каскад
дуэлей между русскими офицерами и так называемыми «варшавцами»
– польскими военными. Из донесений князя Сергея Федоровича
Голицына императору Александру I. Обоюдная ненависть друг к другу
царствует не только между офицерами, но и между нижними
чинами обеих армий. Наполеон очень хорошо понимал
значение таких вещей как пропаганда, агитация, говоря современным языком — пиар.
Public relations. И он уделял, конечно, большое значение
работе с населением всех стран, с которыми так или иначе
соприкасалась его армия… Во всех странах он пытался
создать национальную элиту, ориентированную на Францию, то есть, это и перекроенная Германия, это и
Италия. То же самое было с Польшей. Всего за годы Наполеоновских войн через
французские боевые подразделения прошли 207 500 поляков. В Великой армии Наполеона,
направлявшейся в Россию, польское войско было самым
крупным — 54 549 человек – это примерно одна десятая
часть всего боевого состава. 24 июня 1812 года армия Наполеона
вторглась в Российскую империю. Началось одно из самых кровавых
противостояний за всю историю России. Из полумиллионной армии французского
императора вскоре останутся лишь несколько тысяч голодных,
оборванных и обмороженных солдат… Но в июне 1812 года огромное
наполеоновское войско не вызывало сомнений в скорой победе
ни у французов, ни у поляков. И во Франции, и в Польше
войну против России называли «Второй
польской кампанией». Однако вступив на земли Литвы и
Белоруссии французы были разочарованы. Ранее поляки уверяли их, что
здесь простирается та же Польша. Они говорили, что местные
жители выступят против русских, но на поверку выходило иначе. Только польское население крупных
столичных городов проявило энтузиазм. Один из русских офицеров, отступая
из Минска отмечал в рапорте: «Жители города, поджидая наполеоновские
войска, бодрствовали всю ночь, и почти во всех домах был
приготовлен праздничный ужин» Но куда чаще захватчиков
ожидало разочарование. Польский поручик 8-го
уланского полка Розвадовский, вступая в столицу
Литвы Вильно, писал: «Наш полк шёл в параде
с музыкой во главе, но я не видел следов радости
от нашего появления. Улицы почти пустые,
дома и лавки закрыты. Осторожность и боязнь жителей
окатила нас горечью». Бонапарт надеялся пополнить свои ряды
местными польско-литовскими отрядами, но этот план был сорван. Против армии Наполеона восставало все
больше жителей, включая местных евреев, даже дети помогали русским партизанам. Из воспоминаний Бенкендорфа: «Мы не могли достаточно нахвалиться
усердием и приверженностью местных евреев… Они должны были опасаться
мести со стороны французов, но опасались еще больше возвращения
польского правительства. Они горячо желали успеха
нашему оружию и помогали нам, рискуя своей жизнью
и своим имуществом» Войско Польское двигалось
крайне медленно. Наполеон не мог найти
объяснения этому феномену. Понятовский оправдывал это
растянутостью колонн, невыплатой жалованья,
нехваткой провианта. Правда же состояла в том, что польские
части по пути занимались грабежами. Потери польских солдат больными, отставшими
и дезертирами за июнь – июль 1812 г. почти без сражений составили
43 % личного состава, тогда как французы
потеряли 25 – 30 %. Большинство польских солдат ожидало,
что после взятия Смоленска, война, которая, по их мнению, велась за
восстановление Польши, приостановится. Именно здесь, Бонапарт остановится, а
польские войска направятся на Украину, чтобы забрать и остальные земли,
некогда принадлежащие Речи Посполитой. Когда этого не произошло, и армия
двинулась на Москву, стало ясно: война с Россией ведется
не ради Польши. 26 августа 1812 года французская
армия столкнулась с русской в жесточайшем сражении
у деревни Бородино. Тогда всем казалось, что от этой
битвы зависит исход всей войны… Во время Бородинского сражения три дивизии
этого корпуса – корпуса Понятовского, а именно дивизия Княжевича, дивизия
Красинского, и дивизия Каминского – атаковали корпус Тучкова, русский корпус
Тучкова, на старой смоленской дороге, пытались обойти нашу армию
с левого фланга, и бои, в ходе которых русская армия останавливала
натиск поляков, были чрезвычайно тяжелыми, чрезвычайно кропопролитными и стоили
огромного количества потерь с обеих сторон. Остановили с трудом. Поляки готовы
были погибнуть за Наполеона, готовы были погибнуть за победу
великой армии Наполеона, и поэтому их крови там
пролилось немало, как и нашей. Это одна из точек наиболее
ожесточенных боевых действий за все время Бородинского сражения Разгромить русские войска с первой
попытки Наполеону не удалось. А второго шанса
ему никто не дал. 1 сентября главнокомандующий русской
армии Михаил Илларионович Кутузов собрал военный совет в
подмосковных Филях. Чтобы не рисковать оставшимися войсками,
было принято историческое решение: в новые сражения не вступать, начать
отступление и оставить Москву. 2 сентября польские войска вслед за
Наполеоном вошли в русскую столицу. Пустые улицы, брошенные дома,
оставленные хозяевами лавки – так Москва встретила
захватчиков. Не было ни ключей от
города, ни делегаций горожан. К чему так привык Наполеон,
вступая в Вену, Берлин и Варшаву. Вокруг – лишь считанные жители,
не сумевшие покинуть Москву… Тем временем в Париж и Варшаву
понеслись победные реляции. В Кремле теперь стояли караулы из
французских гвардейцев и польских уланов. По свидетельству горожан, поляки вели
себя более жестоко, чем французы. Грабили дома, лавки, магазины. По словам пленного чиновника
Федора Ивановича Корбелецкого, польские солдаты использовали
московских жителей «обоего пола, не разбирая ни состояния,
ни лет вместо лошадей». С купола Сената был снесен московский герб,
а с колокольни Ивана Великого снят крест, который Бонапарт хотел установить как
трофей над Домом Инвалидов в Париже. Когда Москва запылала,
Наполеон приказал отлавливать поджигателей
из местных жителей. Французы, не желая выполнять
«грязную» работу, отдавали полякам приказ
участвовать в расстрелах. Наполеон ждал в Москве письма
от императора Александра. Он все ещё надеялся, что
Россия запросит мира. Когда этого не последовало,
Наполеон сам написал русскому царю, но ответа не получил… Тогда он отправил в Санкт-Петербург
генерала Лористона, надеясь через него получить
ответ русского императора. Но Кутузов не пустил посланника
дальше русского лагеря и тот вернулся в
Москву ни с чем… Тогда Наполеон понял,
что просчитался. В сгоревшем городе, без провианта,
без связи со своими гарнизонами его армию ждала гибель. 19 октября 1812 года французская
армия стала покидать Москву, надеясь прорваться к Калуге
и там пополнить запасы. Но у Малоярославца дорогу ему
преградила русская армия. Наполеон был вынужден повернуть на
ту самую Старую Смоленскую дорогу, по которой он и пришел в Москву. Началось изнурительное и долгое бегство
наполеоновской армии из России. Вместе с французами
отступали и поляки. В начале отступления из Москвы
польский корпус прикрывал французские обозы и артиллерию. В своем составе он насчитывал
4 844 человек пехоты, 864 кавалериста, 49 пушек
и 239 строевых повозок. Раздраженные поражением и
своим отчаянным положением, отступающие солдаты наполеоновской
армии вымещали свою злость на мирных жителях и
пленных русских солдатах. По воспоминаниям очевидцев наибольшую
жестокость при этом выказывали не французские солдаты, а представители
союзных Наполеону стран. И прежде всего бойцы
польского корпуса. Из воспоминаний адъютанта
Наполеона Филиппа-Поля де Сегюра. «Вечером императорская колонна
приближалась к Гжатску; она была изумлена, встретив на своем
пути только что убитых русских. У каждого из них была совершенно
одинаково разбита голова. Было известно, что перед нами
шло две тысячи русских пленных, и что их сопровождали испанцы,
португальцы и поляки”. Речь шла не о единичных
случаях смерти. Только под Гжатском, в один день
были зверски уничтожены 2000 человек и без того изможденных
голодом, ранами и усталостью. Это массовое убийство нельзя
квалифицировать иначе, как военное преступление. 14 декабря 2013 г. В Гагарине
(бывшем Гжатске) силами Русского Военного
исторического общества состоялось открытие памятного
знака и часовни, посвящённых памяти
2000 русских воинов убитых в плену в октябре
1812 года в районе Гжатска. Создается ощущение, что
французское командование использовало поляков, как
своего род живой щит. То есть, когда поляки принимают на себя
удары русской кавалерии и русской пехоты, и гибнут, в общем-то, за чужое
дело, а французы остаются живы. Вот это основная роль поляков. Они были расходным материалом, который
их же собственная военная элита бросила на доску большой политики
и не очень заботясь о том, сколько поляков умрет в этих
походах, сколько станет инвалидами, сколько окажется в плену. И эта расплата за неверную
ставку была чрезвычайно большой. Российская Империя, русский
народ тогда победили. Один из героев войны 1812 года, подполковник гусарского
полка Денис Давыдов, в конце ноября вступил в Гродно
и объявил польским жителям: «Господа поляки! Облекитесь
в черное платье! Из 80 тысяч ваших войск дерзнувших вступить
в наши пределы, только 500 явятся к вам». К тому времени Наполеон
уже покинул свою армию. Он надеялся пополнить силы на польских
землях за счет тотальной мобилизации. Но массовой поддержки
больше не было. Адам Чарторыжский писал об этих днях:
«Польша ждала мести завоевателя». Ему вторила графиня Потоцкая: «Вся Варшава
погрузилась в какое-то немое оцепенение. Ослепившая нас блестящая
декорация рухнула». Оборванные, голодные, чудом
добравшиеся до дома польские солдаты отдали свои знамена командующему
Юзефу Понятовскому. Польша понимла, что за все злодеяния,
которые её войска совершили в России, последует расплата… Император Александр предписал обходиться
с поляками, «как с друзьями и братьями» и подписал Манифест,
обращенный к польским жителям: «Тщетно и неблагоразумно надеялись вы на
французов. Вы ими ограблены и нами побиты. Вы опасаетесь мщения. Не бойтесь. Вы
можете спокойно оставаться в домах своих. Жизнь, имущество и
свобода ваша – безопасны». После торжественного вступления русской
армии в Париж, 1 октября 1814 года в Вене открылся международный конгресс, который должен был определить
устройство послевоенной Европы. Решался здесь и польский вопрос. В эти дни, позиция России, победившей
Наполеона, была сильна как никогда. Это вызывало растущее
недовольство других стран. Был даже составлен секретный договор
между Англией, Австрией и Францией, по созданию
антирусской коалиции. Вчерашние союзники уже
готовились к войне с Россией. Именно тогда Александр I и решил
восстановить польское королевство, но под эгидой России. Решение присоединить Польшу к
Российской Империи было вынужденным, тяжелым для нашей страны, чрезвычайно
неудобным с дипломатической точки зрения. Но надо понимать и государя
Александра Первого. Когда он брал под свою державную руку
Польшу, он думал вовсе, на мой взгляд, не о доходах казны, не о тех податях,
которые можно брать с поляков, и понятно не об усилении
военного потенциала России. Он думал о том, что вот
это осиное гнездо, рассадник враждебных настроений в отношении
России, лучше держать под контролем. Лучше удерживать его
внутри своей территории. Потому что, если выпустить его наружу,
то более сильными противниками России эта территория будет использована как
плацдарм для любого рода агрессии. Тайной и явной. По пути на Венский конгресс император
заехал в польское поместье Пулавы, где встретился с семьей старого
друга Адама Чарторыйского. Здесь прозвучали его слова: «У Польши три врага: Пруссия, Австрия и
Россия, – и один друг – я». На Венском конгрессе Александр I заявил о
желании объединить все польские земли. Когда ему намекнули, что страны запада
не потерпят этого, царь сказал: “Я стою в Польше. Посмотрим
кто меня выгонит отсюда”. На конгресс даже пригласили
Тадеуша Костюшко, которого в то время опекала
русская дипломатия. С одной стороны, действительно, после
долгого периода безгосударственного в Польше появилась своя
государственность. Пусть под протекторатом России, но
все-таки национальное государство с национальным законодательством,
национальным парламентом, национальным судопроизводством,
делопроизводством, национальной армией. С другой стороны, это период
был довольно недолгий, потому что поляки воспринимали это лишь как первый
шаг к настоящему восстановлению Польши. После Венского конгресса большая часть
польских земель отошла к России под названием
Царства Польского – это 127 тысяч квадратных
километров территорий с населением более 3
миллионов человек. В границах Российской империи оказалось
более половины всех поляков (54,55%). Другая их часть осталась в составе
Австрийской империи (29%) и Прусского королевства (17 %). 9 мая 1815 года, в Варшаве праздновали
восстановление Царства Польского. Служили праздничный молебен в кафедральном
соборе, присягали русскому императору, палили из пушек, звонили
в колокола и кричали: «Да здравствует наш
король Александр!» По всему городу были развешаны
знамена с польским белым орлом. В первый момент наступает такой вот
медовый месяц между Россией и Польшей. Вроде бы как все
проблемы оговорили. Александр пообещал, так под рукой пообещал,
неофициально, постепенно вернуть в состав Польши те территории,
которые она потеряла, и поляки верят этим обещаниям, как
до этого они верили Наполеону. С одной стороны, с другой стороны, русские,
русское общество и русские офицеры, приехавшие служить на территорию Польши,
чувствуют себя очень комфортно, здесь двойное жалование. Появляется возможность заключать
межконфессиональные браки, что было редкостью в
предшествующий период. Межконфессиональный брак — когда супруг не обязан отказываться
от своего вероисповедания, просто заключается и в костеле,
и в православной церкви. В 1815 году император подписал
конституцию Царства Польского. Отныне внутри самодержавного
государства появлялись земли, на которых действовала
ограниченная монархия. Это само по себе
создавало напряжение. Польская конституция («Конституционная
хартия») включала 7 разделов и 165 статей. Согласно этому документу, Царство
Польское соединялось с Россией унией. Император становился
наследственным королем польским, он короновался в Варшаве
и приносил присягу. Конституция гарантировала свободу
печати, неприкосновенность личности и народное
представительство в сейме. С этого дня целых сто лет
русскому и польскому народам было суждено жить в
одном государстве. Взаимно обогащались
образование, культура и наука. Тысячи поляков переезжали в русские города,
принимая Россию как вторую родину. Многие русские не мене прочно
приживались на польской земле. Но не обходилось и без
взаимных конфликтов. Поляки всей душой
стремились к независимости. Одни ждали, что ее дарует царь.
Другие пытались вернуть ее силой. В Польше то и дело происходили
восстания и волнения. Восстания подавлялись
силой оружия, а волнения затихали, чтобы вновь
вспыхнуть в новом месте… Лишь после революции 1917 года Польша,
наконец, обрела независимость. Начиналась новая история, а вместе с ней
и новый период отношений двух стран. Впереди были и новые конфликты,
и новые союзы друг с другом. Впереди была и борьба с общими
врагами, и идеологические разногласия, и мирное соседство. Впереди была новая история
двух славянских народов…

16 thoughts on “Польский След. 2 серия. Документально – Исторический Фильм. StarMedia. Babich-Design

  1. Спасибо Стар Медии за очередной шедевр, жду с нетерпением новые проекты, связанные с историей.

  2. 45:23 – W CCCP bila sama demokraticieskaja konstitucia w mire. W RF est konstitucia i konstitucionnyj sud. I shto?
    Bumaga ocien terpieliwa, kak riusskije smerdi.

  3. ТАСС сообщает:сегодня задержан очередной польский парашутист_диверсант, в личных вещах которого найден польский паспорт, звукозаписывающий магнитофон и охотничий нож.

  4. 👍👍👍👍👍 спасибо за исторический документальный фильм!!!
    Ждем продолжений!!!!

  5. Жаль, что не продолжили ещё. И затронули двадцатый век крайне мало.

  6. Трагические события в Праге ( предместье Варшавы ) потомки суворовских " чудо – юдо – богатырей "
    воспроизводили неоднократно . Оправдываясь перед европейским сообществом , сваливали эти
    зверства на казаков . Что творили регулярные войска РФ в Ичкерии ? Все помнят ? В 21 веке утверждать ,
    что россияне славяне – очень даже смешно и нелепо . Не в этом суть . Украинцы , тоже – народ сложных
    этнических процессов , как и все многочисленные народы . Так , кто же уважает ( бескорыстно ) " русских " ?

  7. Классный фильм. Но чисто мое имхо-надо было еще рассказать о восстаниях 1830 и 1864 годов, а так же про поляков в Первую Мировую, Советско-Польскую, и Вторую Мировую, а так же про отношения после войны и до наших дней. Это, кстати, была бы третья серия

  8. Никто еще, кроме У. Черчилля, не дал полякам более точного определения!

  9. Польша и Финляндия получили свою независимость благодаря Октябрьской революции,после подписания Брест-Литовского договора 1918 году.Второй раз получили независимость и свои вооружённые силы после освобождения Польши Советской армии от немецко фашистских оккупантов.А Польша как выразился У.Черчиль политическая проститутка,стоит на русофобской платформе.

  10. These Russian lies and poor propaganda do not work against Polish and free world. They well know who attacked, killed, robbed and opressed Polish through centuries. Free world known true history. Russia was and is agressive state which attacked their neighbours, conquered land and grabbed resources. So, do not spread Russian lies.

  11. Ошибка. Ян-Генрик Добровский неправильные годы рождения-смерти по фильму 1755-1818 (23 года), на самом деле умер в возрасте 62 года!!? Так же и в Википедии ошибка🤔

Leave a Reply to Jake Stopnato Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *